В чужой пизде соломинку ты видишь, а у себя не видишь и бревна

Материал из МатВики
Перейти к: навигация, поиск

В чужой пизде соломинку ты видишь, а у себя не видишь и бревна — русская поговорка.

Значение[править]

Примеры употребления[править]

* * *

От всенощной вечор идя домой,
Антипьевна с Марфушкою бранилась;
Антипьевна отменно горячилась.
«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;
Ты думаешь, что я уж позабыла
Ту ночь, когда, забравшись в уголок,
Ты с крестником Ванюшкою шалила?
Постой, о всем узнает муженек!»
— Тебе ль грозить! — Марфушка отвечает:
Ванюша — что? Ведь он ещё дитя;
А сват Трофим, который у тебя
И день и ночь? Весь город это знает.
Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой <пизде> соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна.

А. С. Пушкин

Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Т. 1, М.: Государственное издательство художественной литературы, 1959. © Электронная публикация — РВБ, 2000—2016[1]

Комментарий: «От всенощной вечор идя домой…» (стр. 442). О возникновении стихотворения рассказал в своих «Записках о Пушкине» И. И. Пущин: «Сидели мы с Пушкиным однажды вечером в библиотеке у открытого окна. Народ выходил из церкви от всенощной; в толпе я заметил старушку, которая о чём-то горячо с жестами рассуждала с молодой девушкой, очень хорошенькой. Среди болтовни я говорю Пушкину, что любопытно бы знать, о чём так горячатся они, о чём так спорят, идя от молитвы? Он почти не обратил внимания на мои слова, всмотрелся, однако, в указанную мною чету и на другой день встретил меня стихами: «От всенощной вечор идя домой...» (и т. д.). «Вот что ты заставил меня написать, любезный друг», — сказал он, видя, что я несколько призадумался, выслушав его стихи, в которых поразило меня окончание. В эту минуту подошел к нам Кайданов (лицейский профессор исторических наук. —Т. Ц.), мы собирались в его класс. Пушкин и ему прочёл свой рассказ. Кайданов взял его за ухо и тихонько сказал ему: «Не советую вам, Пушкин, заниматься такой поэзией, особенно кому-нибудь сообщать её». (И. И. Пущин, Записки о Пушкине, М. 1956, стр. 59).

Стихотворение датируется 1814 — маем 1817 г.[2]

Аналоги[править]

Примечания[править]

В чужих руках хуй всегда толще Грех — пока ноги вверх, опустил — Господь простил‎‎‎‎ ‎‎Иван Марье не указ: кому хочет, тому даст